"Путешествия умудряют молодых" - гласила пословица в давние времена, когда заграничный вояж был непременной частью воспитания и образования. "Не плохо бы привить ее и в наши дни", думали мы, направляясь в Вальдемосу. Живописная дорога вела на Запад Майорки в небольшой провинциальный городок. И как не спешили мы на встречу с древним картезианским монастырем, наш экскурсионный автобус остановился на полпути у завода по изготовлению художественного стекла. Вначале, мы стали зрителями маленького спектакля, когда на наших глазах из темной бесформенной капли рождались изящные разноцветные вазы. Мало кто устоит после этого и не приобретет себе на память что-нибудь легкое и воздушное, или наоборот тяжелое, но нужное.

Мы приближались к Вальдемосе. Небольшой городок величественно расположился на гребне горного хребта. Неким ореолом волшебства озаряла его и предстоящая встреча с великим композитором, Фредериком Шопеном. И действительно, первое впечатление, что все здесь дышит музыкой знаменитого композитора. Старинный картезианский монастырь монахи покинули еще в 1836 году, и с тех пор он оставался почти необитаемым, и если бы не странная причуда Жорж Санд провести здесь зиму 1838 года, оставался бы он до сих пор всеми забытый и покинутый.

С первых слов эскурсоводов создается впечатление, что Жорж Санд и Фридерик Шопен прожили на Майорке полжизни, и что именно здесь были созданы лучшие произведения великого пианиста. Многие и по-разному описывают время, проведенное Фридериком Шопеном на Майорке. Документально известно, что жили они здесь всего три месяца с середины ноября 1838 года.

Вначале Фредерик восхищался островом. "Небо как бирюза, море как лазурь, горы как изумруды, воздух как на небе". Но зима на райском острове выдалась очень холодной и дождливой, что подорвало и без того слабое здоровье музыканта. В наше время ни один врач не отправил бы туберкулезного больного на юг Испании накануне сезона дождей. Прекрасное в мечтах путешествие обернулось огромным разочарованием. Чудоковатых путешественников гоняли с квартиры на квартиру, и дождавшись в середине декабря ясного солнечного дня, они, наконец, перебрались в монастырь.

Трудно было найти более романтическую обстановку, более красивую природу. Путешественники поселились в келье, представлявшей собой целую квартиру из трех просторных комнат. Одна из них выходила в цветник, названный Жорж Санд "гостиной из цветов и зелени."

Но восторженное созерцание природы, которому так любил предаваться Шопен, постепенно сменилось тоской и унынием. Сырость монастыря, сквозняки и холод пагубно воздействовали на состояние Фредерика, но он продолжал мужественно бороться со своей тяжелой болезнью, и работал. Он был великим тружеником, талантливым пианистом, и не смотря на ясное понимание ценности своей музыки, отличался величайшей скромностью.

Покидая монастырь, мы вспомнили слова Ференца Листа, который писал о Фридерике с большой любовью. "Искусство сильнее художника. Его типы и герои живут жизнью, не зависящей от его шаткой воли, так как представляют собой одно из проявлений вечной красоты. Более долговечные, чем их творец, они переходят из поколения в поколение, неизменными и неувядающими, тая в себе скрытую возможность искупления для своего автора."


Марина Денисенко
16.12.1998 г.

Loading