Первую половину своей жизни она жила ярко и динамично. Вторая половина ушла на описание первой и того, что могло с ней произойти, но из-за её упрямства и целомудрия так и не произошло. В этом она целиком и полностью винила своего мужа, который был настолько идеальным, что у нее не возникало повода даже для легкомысленной интрижки. К тому же он был настоящим героем, ведь управлять ею было то же самое, что управлять шаровой молнией. Он прекрасно понимал, что обладать ею полностью он мог только в постели, но затащить жаворонку в постель безнадёжную сову было делом не простым. На это ушло почти 30 лет ежедневных тренировок, но убедившись в бесполезности этого занятия, он понял, что в любом случае его сова вернется под утро в свое гнездо.

Стремясь всю жизнь к совершенству, она не была занудой, и в поисках идеальной фигуры ни на минуту не забывала о шоколаде. Казалось, что он занимает большую часть её мыслей, оставляя другую на кофе со сливками, с которого обычно и начинался ее день. Он же непременно сопровождал и каждый ее выход на любимый балкон. О! С балконом была целая история! В какой то момент она вдруг поняла, что для полного счастья ей не хватает лишь маленького балкона. Балкона с удобным плетеным креслом и маленьким столиком, облокотившись на который можно долго-долго любоваться морем: то синим, то серым, то черным с белыми барашками на волнах, то отчаянно бирюзовым, тронутым лишь белыми листиками парусов. Она поняла, как все эти годы скучала по шуму волн, то рассыпающихся тысячью бриллиантов, то переходящих в монотонный угрожающий рокот, то осторожно шуршащий по гальке кринолином фрейлины, убегающей по тайному поручению королевы...

Прошло уже 10 лет, как они с мужем неожиданно дерзко для всех и самих себя решили изменить свою судьбу. Это был спонтанный порыв, который накрыл их обоих за перебиранием старых фото.
- А помнишь, милый, ты обещал когда-нибудь вернуть меня к морю?
- Помню, дорогая. И если твое желание до сих пор в силе, я сделаю это с великим удовольствием.
Они зарылись в море информации в поисках того места, где им будет хорошо вместе. Возвращаться на ее родину они не хотели уже оба. Истину, что никогда нельзя возвращаться туда, где были когда-то счастливы, они знали наверняка. Да и всё в этом мире так прочно встало на голову, что тратить оставшиеся дни на борьбу за справедливость не хватило бы никакого оптимизма. Поэтому решено было написать новую сказку с хорошим концом.

Бросив бизнес на своих взрослых и самостоятельных детей, они перебрались в небольшую приветливую страну на берегу теплого моря, купив маленькую квартирку с видом на закат. Наличие Интернета скрыло расстояние. Но со временем он включался все реже и реже, чаще для того, чтобы опубликовать очередной рассказ, или поделиться необычными фотографиями морского заката. Она любила мечтать о море, и сейчас, когда оно было всегда перед глазами, не особо осознавала, что в ее жизни произошли какие-то изменения. Она искала море всегда и везде. В классической музыке, в песнях ветра, и в танце сосен надо головой. Долгие годы, прожитые вдали от родной стихии, не мешали ей находить время для погружения в свой нереальный морской мир.

Она вздрогнула от протяжного стона, входящего в бухту судна. Это была небольшая яхта, одна из вереницы тех, что вечером возвращаются домой. Но ее голос она могла узнать из тысячи, так как на ней возвращался ее любимый. Он нашел замечательный заработок, точнее его нашли для этой работы, уговорив лишь раз попробовать. И вот уже много лет он развлекал туристов морскими байками, некоторые из которых она сочинила ему сама, некоторые он придумывал по ходу, наблюдая за публикой и давая ей то, что она от него ждала. Все были довольны. Капитан тем, что гости отлично проводили время в обществе красивого веселого человека, а ее муж тем, что его работа доставляла удовольствие ему и другим, и при этом не требовала особых усилий: просто ежедневная прогулка на яхте в компании приятных людей.

Этот день выдался особенным. Небо расплескало над морем всю палитру своих чувств, соорудив из облаков величественный замок. Картину подобную этой она встречала лишь раз, в Эрмитаже. Небольшие холсты голландской школы, удивительные своим волшебством и естественностью одновременно. И только сейчас стало ясно, что старинные художники не мучили свое воображение, а тщательно копировали реальность. И главным было лишь то, чтобы не поддаться соблазну и не добавить лишних красок, успев дорисовать этюд, пока небо не закроет занавес очередного природного шедевра. Она привычно взяла фотокамеру, которая всегда лежала наготове и занялась своими этюдами. Сложно было уложить в кадр и вертикальную черноту скалы, и контрастирующие стальным блеском волны, не потеряв при этом главного, воздушных замков. Но, кажется, ей опять удалось это сделать. И возможно этот сюжет станет лучшим в этом сезоне. Хотя так она думала каждый раз.
Не успела она отложить камеру, как за скалой появился парус. Эта была незнакомая очень большая яхта, которая двигалась опасно быстро, почти не сбавляя скорость. Безусловно, это было сделано для эффекта, но, учитывая время дня, когда город еще не отошел от дневного зноя и бухта была пуста, ее эффектный вход увидели немногие. Если она задержится здесь на пару дней это внесет в жизнь их городка хоть какое-то разнообразие. Будет о чем посудачить мужчинам, и женщины смогут проветрить лишний раз свои наряды. Она не сильно любила шумные праздники, а вот такие неожиданные визиты красивых судов всегда воспринимала с радостью.
Первым делом нужно было решить, что оденет она, и какую рубашку муж. Все должно идеально сочетаться. Ведь они до сих пор считаются самой красивой парой этого приморского городка, и даже в каком-то смысле его местной достопримечательностью. За небольшой промежуток времени они так подружились с местными, что языковой барьер рухнул, не успев окрепнуть. Глядя на небо, она выбрала золотые оттенки для себя, и занялась подбором шарфа для мужа. Он не сразу привык к этой манере местных завязывать на шее тонкий платок. Но она выбирала настолько нежный и тонкий шелк, что он быстро сдался и без платка чувствовал себя обнаженным.

Яхта дождалась прихода остальных, и, эффектно зажгла огни, возможно капитану уже сообщили, что на завтра запланирован какой-то местный праздник и его яхта может стать его главной сценой. Городок был очень маленький, а вот по количеству праздников мог смело состязаться с любым мегаполисом, с той лишь разницей, что все его праздники обязательно выпадали на субботу, и почти на каждую. Быстро раскидывался маленький рыночек, который возглавлял открытый ресторан. Среди жителей был уговор, и каждый раз выбиралась таверня, которая заботилась о празднике. Точнее первое время выбиралась, пока не выработалась определенная закономерность, где каждая таверня становилась хозяйкой праздника не реже 2-х раз в год.

- Мария, ты видела? - муж был радостно возбужден и порядочно запыхался, - это яхта Виктора!
- Какого Виктора?
- Сына Булочки!
Булочкой звали хозяйку местной кондитерской. У нее была совершенно бесподобная выпечка, но верхом совершенства стали ее булочки. По красоте и вкусу они перебили все местные сладости, а ее фишка «Успокой сердечко» стала фаворитом на долгие годы. И возможно именно Мария была первой, кто способствовал ее созданию. Расхваливая кулинарные способности хозяйки, она посетовала, что тоскует по маленьким булочкам с миндалем и шоколадом, которыми любила лакомиться в детстве. Расспросив подробности, хозяйка кондитерской сделала несколько пробных экземпляров. Победила крохотная по размеру и необычная по форме. Это был и правда шедевр! Булочки хватало на два укуса, но при этом мир раскрашивался в чудесные краски. Это были два мгновения сплошного восторга, с которого Мария и начинала свое утро. Название булочки «Успокой сердечко» появилось само собой, когда кондитерша заворачивала булочки кому-нибудь из дам в растрепанных чувствах.

- Дорогой, ты ничего не путаешь? Виктор уезжал отсюда с двумя грошами в кармане и маленьким ребенком на руках!
- Булочка предлагала ему остаться и работать с ней.
- Ну и остался бы! Она бы и за внучкой приглядывала, и жили бы как у Христа за пазухой.
- Думаешь? Его бы мужики со свету сжили. Спился бы.
- Оттого, что жена сбежала с другим? Сам виноват! Прошляпил!
- Не. Ты не права. Виноват да. Но, что он мог сделать в этой ситуации?

А ситуация и для этого городка была не простая. В такой же солнечный красивый день в бухту вошла красивая белая яхта. Хотя большинство яхт было белыми, эта просто светилась неземной красотой. За неделю, которую она простояла в марине, в городе произошло множество разных событий, словно она принесла на своих парусах какой-то вольный хмельной ветер. Матросы просто растащили самых красивых девушек. Ну ладно, они были молоды и свободны! Но, не все замужние оказались стойкими, глядя как в любовный хоровод попадают новые люди! Не устояла и жена Виктора, попав под пристальное внимание капитана. К тому же Виктор, уверенный в своей неотразимости и в правильности супруги, и не шевельнулся на вопрос жены, не будет ли он против, если она с подругами пойдет вечером на прощальный вечер на пристань. С танцев жена вернулась под утро, а под вечер, когда яхта ушла в море, Виктор нашел на столе короткую записку: «Прости...». В другое время Виктор бы догнал эту яхту, и отобрал жену, избив капитана. Но в его шальной голове появился другой план: «Что не делается, все к лучшему! Увели мою жену, уведу себе другую!» И он начал серьезно ухаживать за Марией. Ясное дело, что ее это только развеселило. Учитывая большую разницу в возрасте, она вообще никак не среагировала на упорные букеты молодого человека. Ее муж тоже только подсмеивался над влюбленным мужчиной, но на всякий случай к жене стал еще внимательнее. Заметив, что Мария к нему равнодушна, Виктор взял дочь и уехал из города. Матери он отписывался, но никого его отъезд не задел. Городок решил, что все так и должно быть, а две дочери кондитерши не дали матери возможности заскучать. И вот такое сказочное продолжение истории.

Раннее субботнее утро вызывало привычный мандраж. Пока народ наряжался к празднику, а ресторан согласовывал меню праздничного стола с соседними лавками, бухту стали наполнять звуки музыки. Песня лилась с борта яхты Виктора, которая встала параллельно берегу. Трое мужчин исполняли невероятно красивую песню, рассказывающую о молодой женщине, только что проводившей в море своего возлюбленного. Когда парень вернулся, он не узнал город, его накрыла гигантская волна. Очень немногим тогда удалось спастись, но его девушка была в их числе. Эту песню знали и любили все, и чуть ли не каждый житель этого городка был уверен, что в ней отражена история любви их семьи.

- Мария? - Виктор сиял еще ярче, чем белый перламутр его яхты.
- Привет! Как ты?
Они обменялись дружескими поцелуями, которые не смогли скрыть трепетное чувство, дрогнувшее в обоих.
- Прошло 10 лет, но ты ничуть не изменилась!
- Таким же комплиментом я могу ответить и тебе.
- Хотя нет. Ты стала еще изящнее и красивее!
- О! Спасибо!
- К тому же этот цвет волос больше тебе идет, чем тот рыжий, который свел с ума всех жителей этого городка.
- Поэтому ты удрал первым?
- У меня не было другого выхода!
Они рассмеялись и ушли с головой в воспоминания.
- И где ты все эти годы бродил?
- Искал такую же как ты, но свободную!
- Нашел?
- Нет. Зато убедился, что ты единственная на все моря и океаны!
- Мне это приятно.
- А мне нет. Так и помру холостяком!
- Не может быть.
- Да. Ты не поверишь, но ни одна женщина не смогла поразить мое морское сердце так глубоко!
- Но твоя дочь? Ведь она главная красавица всей твоей жизни?
- Она хозяйка моей души! Но ровно до тех пор, пока ее сердце не покорит какой-нибудь Джек-Воробей!
- Соискатели есть?
- Хватает. В каждом порту я готов за нее драться, но благо она не дает для этого повода.

Они мило беседовали и ей было чертовски приятно, что эта красивая яхта принадлежит человеку, с которым были связаны ее первые воспоминания об этом городке. Он первый, кто встретил их и помог определиться с жильем, а булочки его матери внесли в ее жизнь ароматы детства.
В этот момент прекрасная девушка с копной черных локонов чуть не сшибла их большой коробкой:
- Папа! Папа! Ты посмотри, что приготовила бабушка!
Они опять засмеялись.
- Виктор, мне пора. Вечером встретимся, посидим, пообщаемся.
- Ты не обманешь?
- Ни за что!
- Папа, папа! Это Мария? - девушка бросила коробку и вонзилась в нее взглядом.
- Да, милая, это она!
- Папа, папа! Но она совсем не рыжая! Почему?
- Прошло много времени, милая, Мария изменилась!
- Мария! Это правда вы?
- Да. Я Мария. А цвет волос — солнце, море, они внесли коррективу. Вот видишь такая теперь солома получилась.
- Но вам эта солома очень идет! Правда я не видела вас рыжей, но и так очень даже неплохо.
- Сущий дьяволенок, вся в бабушку!
- Да! И такая же красивая! Вырасту и буду печь лучшие булочки в мире!

Они рассмеялись и расстались до вечера. Городок продолжал готовиться к очередному торжеству, не догадываясь, что где-то очень далеко, одна очень упрямая волна двигалась в его направлении, чтобы опять изменить его историю и облик. Но волна могла смыть только камни и разнести в щепки привычный устой, а разбить любящие сердца ей было не под силу. И пока над городом лилась песня, черная скала пристально вглядывалась вдаль, который век оберегая город от морской стихии.

Автор Марина Денисенко
22.07.2015 г.

Loading