- Закурить не найдется? - тощий субъект неожиданно перегородил нам путь.
- Не по адресу, - отмахнулись мы...
- Сигареты есть? - парень и не собирался от нас отвязываться.
- Закурить. Дай!
Я сразу поняла, что дело пахнет скандалом, тем более, что парень еле держался на ногах, но все же сделала слабую попытку уладить все мирным путем.
- Мальчик, у нас действительно нет сигарет...
Он не сразу переключил свое внимание на меня, но когда наши взгляды встретились, у меня мурашки пробежали по спине: совершенно пустой черный взгляд, к тому же... он был не пьян!
- Сигареты! - похоже он решил вытрясти их из меня.
- Игорь! Игорь! - мелкая, похожая на дворняжку девчонка, бежала к нам через улицу. - Ой. Это ты?
Она смотрела на меня огромными удивленными глазами.
- Не узнала! Я вижу, что не узнала!
Она улыбнулась детской виноватой улыбкой, и я ее сразу же вспомнила. Нежное милое личико и прекрасное имя Флора абсолютно не вязались с дурацкой фамилией Тухватулина, или проще Тухлая Курица, как прозвали ее с первого класса. И похоже, эта гадкая кличка испортила ей всю жизнь. Из-за постоянного дерганья учеба шла наперекосяк, ее перевели в более слабую школу, а затем ее незаметно впитала улица.
- Ребята, извините. Игорь, пошли! - она взяла его за руку и быстро утащила во двор.
- Что это было? Он что - больной? - меня слегка потряхивало от столь неожиданной встречи.
- В каком то смысле - да, - многозначительно сказал Володя, поправив очки.
- Не поняла.
- Наркоман. Обыкновенный нар - ко - ман!
В наши дни понятие заурядное, а тогда, почти двадцать лет назад оно было незнакомым, и даже несколько романтичным, я не говорю о том, что слово "токсикоман" еще вообще не встречалось.
- Он больше похож на зомби.
- В каком-то смысле - да. Он получил приказ, и без него не может вернуться.
- Но это же ужасно!?
Володя шел молча.
- Хочешь посмотреть на заядлых?
- А почему бы и нет?
Но последующая встреча оказалась для меня более чем неожиданной. Комсомолка, активистка, и можно сказать красавица, должна была передать конспект друзьям, и по вине случая, мы вместе с ней оказались в старом проходном дворе, где ее ожидали ребята.
- Я мигом!
Анна подошла к группе ребят и отдала тетрадь. Но как я и ожидала, двумя словами не обошлось, и незаметно я оказалось в кругу довольно милых парней, в красных повязках. (Когда-то существовавшая ДНД - "добровольная народная дружина" пыталась поддерживать порядок на улицах города). Слово за слово, сигарета за сигаретой - разговор не заканчивался. Подходили еще ребята и, наконец, вся компания, уже окрепнувшей стайкой, двинулась по сумеречным улицам старого города. Ребята расходились на дежурства, а мы с Анной и ее братом вернулись в центр.
- Так ты серьезно хочешь с наркоманами познакомиться?
- Горю желанием!
Мы вошли в красивую дверь деревянного двухэтажного здания, одного из тех, что заполнили собой послевоенные пустоты в стройной городской застройке центра Риги. Я ожидала, что мы зайдем к кому-нибудь в гости, но нет. Ребята сидели на теплых деревянных ступеньках, и... молчали. Наше появление похоже не произвело на них никакого впечатления. Нас просто не заметили.
- Вот смотри!
- На кого?
Я, ничего не понимая, рассматривала вполне чистеньких и спокойных парней. Но чем дольше длилось это разглядывание, тем более мне становилось не по себе. Казалось, что кроме дыма их не связывало ничего. Они были погружены в мысли и толком между собой не общались. Я даже не могла определить какой они национальности - русские или латыши. Единственной живописной личностью был черноволосый парень с бородой, который был заметно старше всех. Его отличала сильная худоба на вполне красивом лице и длинная белая потрепанная дубленка. Согласитесь, что в июле месяце дубленка выглядит достаточно экстравагантно.
- Он что заболел? Его знобит?
- Он в этой шкуре ходит круглый год.
- ???
- А кто его знает...
- А как его зовут?
- Зовут? А зачем его звать? Я еще ни разу не слышала его голос.
- Он что немой?
- Вполне вероятно.
Внезапно все встали и вышли во двор. Поплелась за ними и "белая дубленка". Он оказался не только самым старым, но и самым долговязым. У него были огромные черные глаза, матовая белая кожа, и полное отсутствие жизни как во взгляде, так и в движениях. Толпа перешла улицу и вскоре зашла в другой подъезд, где опять все сели по ступенькам и погрузились в "мысли". Мне это напомнило неожиданный подъем птичьей стаи, когда птицы от резкого звука поднимаются одновременно вверх и так же бессмысленно садятся куда попало.
Я наблюдала за ними около недели: блуждание по подъездам, бессмысленное времяпрепровождение, и все! Черные глаза, как казалось, принадлежали всем и представляли собой расширенные от наркотиков зрачки. Это был тихий, бессмысленный ужас - ребята, ставшие безымянной толпой. Состав иногда менялся, когда кто-то, приняв слишком большую дозу наркотика, на время становился пациентом психиатрической больницы, или наоборот "отбыв срок" возвращался в свой замкнутый круг...
Эйнар - мальчишка 15 лет, считал себя героем. Несмотря на крутые порции, он ни разу не попадал в больницу, и считал, что может "завязать" в любой момент. От толпы он отличался лишь лысым черепом - побрился на спор - и напоминал недоразвитого цыпленка, такой же щупленький с пушком вместо усов. Он очень удивился, узнав, что я не курю. Это было для него открытием. До меня он считал, что все рождаются с сигаретой в зубах. От удивления он даже в меня влюбился и вскоре исчез...
Прошло несколько лет... Я возвращалась домой с лекций с рулоном чертежей под мышкой и полным сумбуром в голове. Внезапно передо мной, как чертик из табакерки, выскочил парень.
- Привет!
- Привет, привет. Можно пройти?
- Нет... Ты меня не узнаешь?
- Узнаю, узнаю. Здравствуй, но я очень спешу...
- Да посмотри же ты на меня!!!
Пришлось мне задрать голову, чтобы рассмотреть этого хулигана. Передо мной сиял во все свои 32 зуба кучерявый блондинчик. Очень хорошенький, но абсолютно незнакомый.
- Да это же я, Эйнар! - парень плясал от радости.
Не сразу я смогла узнать в этом обаятельном парне того диффективного и хвастливого цыпленка, который объяснялся мне в любви, дрожа своим хилым туловищем.
- Я на втором курсе! И даже не курю! И - посмотри! - он взял за руку девушку, которая отвлеченно разглядывала витрину, - моя невеста!
От этих слов его спутница покраснела как рак, что с головой выдало ее нежный возраст.
- Да она хоть школу-то окончила?
- Заканчивает.
Девушка так и не подняла на меня глаза.
- Я так рад, так рад... А ты не верила, что я могу все бросить и взяться за ум.
- И как же тебе это удалось?
Он замялся, потом засмеялся и уверенно ответил: - Поспорил!
- Опять?
- Снова.
- А если бы проспорил?
- Это исключено, - маленькая девушка с неожиданной твердостью заступилась за своего кавалера...
Мы попрощались. Я еще не раз с ними встречалась, и мы подолгу разговаривали, вспоминая странную компанию его друзей. Как оказалось, остальные ребята остались в своем сером выдуманном мире, постепенно теряясь на пыльных лестницах, в больничных коридорах, глядя на мир черными безразличными глазами.
 

Марина Денисенко
08.01.1996 г.

Loading