«...Перед ее глазами возникла сказочная картина: громады гор нежно стекали к озеру, мерцающему в последних лучах солнца. Оно, вопреки здравому смыслу, отражало не золото, а горело серебром, медленно растворяясь в наползающем тумане.

Девушка часто приходила сюда, понимая, что с этим озером связана какая-то тайна, и только она одна способна ее разгадать. Что-то манило ее сюда, и не хотело отпускать. Она могла часами сидеть на берегу, складывая из отражений в воде волшебные картинки. Иногда она отчетливо слышала чье-то дыхание рядом с собой, но боялась повернуть голову, чтобы не спугнуть этот опасный, но сладкий момент присутствия какого-то любимого и дорогого, тщательно собранного из обрывков сновидений и склеенного в сильный образ путем детской фантазии...»

- Красиво получается! - он вернул на ее стол пачку с текстами, - когда собираешься закончить?
- Думала сегодня, но немножко запуталась, - девушка сделала красивый жест рукой, словно объясняющий как именно она запуталась.
- Когда же ты детективы то начнешь писать? - он хитро взглянул на нее своими зелеными глазами.
- Да народ еще не всех классиков перечитал, а бытовухи и в жизни хватает. Авторы современных детективов обзавидуются с любого выпуска новостей. Им в жизни не придумать тех ужасов, которые творятся на каждом шагу. А душе так хочется романтики! Красоты!
- Но все равно детективы лучше продаются, чем романы. Так что подумай! А пока пиши дальше, врачуй души красотой слога! Только не сокращай сильно, пока мне не прочитаешь, договорились?
Она кивнула, и ушла с головой в творчество....

Он сразу понравился ей. Своим взрывным характером он активно баламутил сонную жизнь их городка, подкидывая в народ оригинальные статьи молодых авторов. Среди них проскакивали и те, сюжеты для которых он придумывал на ходу сам, печатая их под разными псевдонимами.
Он родился и вырос здесь. Обычный мальчик, которого из толпы сверстников выделяли лишь его неуемная и неуместная активность, и выразительные зеленые глаза. Он никогда не отводил взгляд, чем вводил в конфуз даже весьма взрослых дам, и не прятал своих эмоций, за что ему тоже нередко попадало. Но искренняя улыбка, постоянная спутница всех его выходок, добивалась ему снисхождения еще на уровне выбора наказания. В старших классах к нему прочно приклеился ярлык «испорченного мальчика». Хотя никто не смог бы объяснить кто и когда его испортил. Он не сквернословил, не пил и не курил. Он дерзил. При случае и без причины. Не огрызался, а донимал своей эрудированностью. И никогда не попадал впросак, находя ответы даже в самых безнадёжных случаях.

«... Она была слишком легкой добычей, что делало охоту быстрой и неинтересной. А вот наблюдать за девушкой, было так упоительно. Тонкая и воздушная, она так забавно двигалась, что невозможно было оторвать от нее взгляд ...»
Новый листик, послушно лег в стопку. Девушка вздохнула и пошла за чашкой кофе, мысленно продолжая тему.
«...Иногда ей казалось, что кто-то следил за ней из густой высокой травы, окружающей ту поляну, с которой начинался берег озера. И хотя любопытство одолевало ее с каждым разом все сильнее, она не рисковала войти в джунгли сама. А приглашать с собой кого-то ей и в голову не приходило, ведь тогда бы пропало само волшебство этих прогулок...»

Он присел на диванчик, окидывая взглядом всю редакцию. И какой же он молодец. Мало того, что коллектив удался по рабочим качествам, он еще состоял из весьма приятных девушек. И можно было получать эстетическое удовольствие, наблюдая за их работой. Но эта ершистая фея, почему же она такая недотрога? Уже успела обжечься? Или именно он не в ее вкусе.
Она стремительно вошла в его жизнь. Талантливая, не спешная в суждениях и очень категоричная в выводах. Неожиданно она оказалась абсолютно равнодушной к его чарам. И учитывая то, что ему еще никто и никогда не отказывал, это задело его самолюбие. И, незаметно для себя, он решил добиться её во что бы то ни стало, причем, чтобы она первая бросилась к нему на шею. А так как он был ее непосредственным боссом, то нисколько не сомневался в своей скорой победе.

«...Ее рука погрузилась в нежный бархат зверя... Она так и не поняла, как началась эта дружба с дикой кошкой. И почему это создание не испугалось ее и не напало, а ласково улеглось у ее ног и разрешило себя гладить. Девушка чувствовала, что эта пантера одно из слагаемых той загадки, над которой она так долго билась. И что связывает их что-то иное, чем обычная привязанность.
А зеленые глаза зверя смотрели на нее долгим взглядом, словно пытаясь проникнуть в глубь её мыслей и таким образом что-то ей рассказать...»

- Я надеюсь, что пантера ее все-таки разорвет на последней странице? - он пробежал глазами новый листок рассказа.
- Скорее задушит в объятиях! - отпарировала девушка, - ты можешь мне не мешать? Так я никогда не закончу этот рассказ.
- Молчу, молчу, - он ловил себя на мысли, что все чаще стал о ней задумываться. Что она так прочно засела у него в голове, что это стало его отвлекать от других настоящих романов. Он уже не просто с ней советовался мысленно, он слышал в ответ ее голос. И это уже смахивало на шизофрению, но все равно было так приятно, что он даже не пытался этому сопротивляться.
Пытаясь повелевать ею, он, незаметно для себя, превратился в ее раба. Он покорился ей сразу, безропотно следуя каждому жесту и любому оброненному вскользь замечанию. Она затмила все звезды на его небосклоне. Он ловил ее взгляды, ища в них одобрения своим поступкам. Он молил её о жестокости, так как её мягкий свет, заволакивал всё вокруг, отвлекая его от главного. Он терялся, наслаждаясь её голосом и как ребёнок терял голову от одной мысли, что когда-нибудь она будет принадлежать ему, только ему. Но не понимая, что для этого требуется от него, молча сопровождал её повсюду, находя минуты близости только во время чтения ее рассказов.

«...Волшебную сонную идиллию всколыхнул звук копыт. Он доносился из густеющего тумана, набирая силу и пугая птиц, которые с криком шарахались в стороны. Сгусток энергии принял контуры молодого человека, который гнал коня, словно его преследовал конец света. Конь летел, едва касаясь земли. Его грива развивалась, сливаясь с обрывками облаков, глаза бешено сверкали, и невозможно было понять, кто владеет ситуацией. И сможет ли мужчина на такой скорости остановить коня, ведь всадник не скакал, он почти летел к пропасти. Дорога резко обрывалась, но он не мог этого видеть, так как она шла ровно вверх, теряясь в облаках! И только она знала, что это конец, но не в силах была ему помешать...»

Девушка оторвалась от компьютера, и вновь задумалась, глядя в окно. Ее босс продолжал сидеть на диване, словно гипнотизируя ее. Но было не понятно, смотрит ли он на нее или куда-то отчаянно далеко вглубь себя.
Она, реально осознавала всю свою власть над этим дремлющим вулканом, стараясь не впускать его в свое сердце. Соблюдая приличную дистанцию, она, не желая того, как магнитом тянула его к себе. Он же, еще сильнее запутывался в своих отношениях.

Чтобы привлечь ее внимание, он отчаянно крутил романы, разбивая при этом сердца доверчивых девушек, которые могли слепо следовать за ним хоть на край света, стоило ему позвать их. Но он их не звал, и все его романы, прокручивались перед ней как бесконечные серии Санта-Барабары. Девушки попеременно плакались ей в жилетку, она их утешала, и это его откровенно забавляло. Лишь изредка, она подыгрывала ему, изображая, что он ей тоже далеко не равнодушен. И все равно он не терял надежду на то, что их игра на публику когда-нибудь перейдёт в настоящие отношения. И он продолжал провоцировать ее, искусно играя в Дон Жуана.
Время от времени, когда в редакции никого не было, он делал попытку сблизиться с ней, но не получая ответного чувства, устраивал для нее настоящие спектакли. Он даже терял сознание, получая душевные травмы, не совместимые с нормальной жизнью, в надежде получить от неё сочувственный взгляд или дружеские объятия. Один раз он так заигрался, что его могучий организм не смог разом разогнать кровь, прилившую к сердцу и другим жизненно важным органом. Пришлось вызвать неотложку. Прибывший врач только ухмыльнулся, и выписал успокоительное. Но и этот случай не растопил ее сердце, а только очередной раз позабавил. Она оставалась строга и бесчувственна, никак не реагируя на его чувственные припадки.

И хотя ни малейшего намека на ее ответные чувства не пробегало по ее красивому лицу, мало кто мог догадаться, какие страсти на самом деле бушевали в сердце этой девушки, стоило ему хоть на миг пересечь ее личное пространство. Но она четко соблюдала условные границы своей неприкосновенности, так как хорошо знала свои слабости и свою силу в общении с противоположным полом. Поэтому продолжала аккуратно гарцевать на своем жизненном лезвии.
Прилагая все силы для исключения беседы тет-а-тет в неурочное время, она все же совершила ошибку, возвратившись в сумеречный офис после работы. Отлично зная, что босс уехал еще в обед и не планировал показаться в офисе раньше понедельника, она вернулась за флэшкой. Машины у подъезда не было, охранник был увлечен фильмом, и ничто не предвещало капкана.

- Какой сюрприз! Ты что-то забыла? - он неожиданно выплыл из темноты офиса.
- А что ты здесь делаешь так поздно?
- Наслаждаюсь своим одиночеством! К тому же была слабая попытка встретиться с тобой, но ты ушла раньше.
- И не собираюсь возвращаться! Это получилось совершенно случайно.
- Не может быть! Я притягивал твой образ на протяжении последнего часа.
- И похоже тебе это удалось, - усмехнулась она.
Он почувствовал слабый контакт и, тотчас же, решил перейти в наступление.
- И что заставило тебя прервать начавшийся уикэнд?
- Я на секундочку. Уикэнд еще не начался. Заберу флэшку и бай-бай! До понедельника!
- А как же моя попытка с тобой поговорить? Никакого внимания любимому шефу... Ты разбиваешь мне сердце!
- Надеюсь в обморок опять не упадешь? - улыбнулась она.
- Ты рассказ дописала?
- Почти.
- Прочитай.
- Я же сказала, почти. Осталось дописать буквально пару абзацев.
- Так это еще утром было.
- Да вот. Споткнулась на концовке, и только по дороге домой вдруг ясно поняла, что если прямо сейчас его не закончу, то неизвестно куда он меня заведет.
- Давай я помогу!
- Это как?
- Ты будешь читать мне что получилось, а я буду создавать романтическое настроение!
- Ну, если ты это будешь делать шоколадными конфетами я согласна.
- Что, заметила утром коробку?
- Ее заметили все!
- Она уже пустая.
- Не надо! Я видела только заходящую к тебе коробку конфет, и не видела пустой коробки!м- У тебя что на шоколад нюх?
- Значит так, я читаю, а ты тащишь сюда конфеты. Но учти, что рассказ не закончен.
- А какая разница? Ты же сама всегда говоришь, что никогда не знаешь готов рассказ или нет.
Он пошел в свой кабинет, по пути разбудив кофемашину. А девушка кинула в сумочку флэшку и захватила со стола стопочку распечатанного текста.
Шеф вернулся с коробкой и обезоруживающей улыбкой собирающегося нашкодить ребенка. Не спеша распаковал коробку и чудесный запах хорошего шоколада начал растекаться по комнате. Она наполнила две чашечки кофе, и уютно устроившись на диванчике напротив него, начала читать. Он закрыл глаза и погрузился в сюжет. Она не только интересно писала, но еще и очень талантливо воспроизводила свои сочинения. И он торопился попасть на «премьеру», чтобы услышать все, что она еще не успела откорректировать или жестоко сократить. Он очень любил хороший вкусный кофе, качественный шоколад и ее голос. Ее истории были очень разными, но обычно все заканчивались хорошо.

На этот раз рассказ был написан в иной форме. Это была лирика, закрученная на сюреалистичных картинах, которые были настолько переплетены, что голова кружилась от этого непонятного вихря эмоций. Но чем дольше он слушал ее, тем очевиднее было то, что он узнавал героев, да и события были ему так же очень близки.

- Подожди!!! Я это уже слышал! И, кажется от тебя...
- Нет, что ты. Я только сегодня написала эти строки.
- Не может быть. Я точно знаю, что это уже читал, или слышал, или видел... Я даже знаю, что будет дальше!
- Ну говори же тогда!
- Сейчас, - он задумался, но ничего путного в голову не приходило, - нет просто так я не могу вспомнить, читай дальше.
Она продолжала. Он опять прерывал ее, наливал кофе себе и ей, пока она не подошла к финалу:

«... Всадник не осадил коня, и даже не пришпорил его, казалось он даже не заметил, что дорога обрывается. Он продолжил свой полет вверх, беспощадно разорвав уставшие тучи. Еще какое-то время стук копыт таял где-то далеко наверху...
… Она очнулась от ласкового прикосновения, теплого бархатного создания. Огромная черная кошка слизывала истому с ее обнаженного плеча...»

- Нет, это была не пантера, - он наконец выдохнул и улыбнулся.
- А кто это тогда был??? Ты чего так загадочно улыбаешься? Я что действительно уже рассказывала тебе сюжет этого рассказа?
Он задумчиво смотрел на нее своими большими зелеными глазами:
- Нет, не рассказывала. Но это было немножко по-другому. Вспоминай, я подожду, - он наконец понял где видел всю эту историю и отчётливо знал ее продолжение.

Она взяла очередную конфетку и задумалась. Что-то было здесь не так. Слишком странно он вдруг себя повел, не так как обычно, когда просил ее читать ему свои новые рассказы. Одно было ясно, то, чем она хотела завершить этот рассказ уже никак не вязалось с тем, что происходило сейчас.
В сумерке офиса ароматы шоколада и кофе продолжали наполнять атмосферу тайной. И она понимала, что ответ находится где-то рядом, стоит только протянуть руку. Но, она отчаянно боялась нарваться на холодную пустоту.

Он же теперь отчетливо понимал, что будет дальше. И не спеша наслаждался этой игрой, следя восхищенным взглядом за своей богиней, которая находилась в таком искреннем смятении, что и не догадывалась, к берегу какого озера она сейчас подходила...

Марина Денисенко
27.02.2011

Loading