Он был великолепен. Высок, хорошо сложен, ослепительно улыбался и делал мне комплименты. Я чуть не растаяла, тревожно встряхивая ресницами, что придавало мне вид удивленной и растроганной дурочки. Словом именно тот вид, который обожают самовлюбленные мужчины. Познакомились мы с ним совершенно случайно, столкнувшись лбами около лотка с прессой, одновременно потянув на себя один и тот журнал. Это так нас развеселило, что уступив его друг другу, мы оставили журнал раздосадованному продавцу.
- Девушка, вы так хороши..., мне так знакомы ваши глаза..., что пока вы мне не ответите, где мы раньше встречались я вас не отпущу!
- Да ради Бога, я и не хочу, чтобы вы меня вот так бросали посередине улицы!
- От вас так чудесно пахнет, что я теряю голову!
- Вот это не надо, голова вам может еще и пригодиться.
- Все в ваших руках!
События приняли такой стремительный характер, что я решила остановиться на минутку, чтобы перевести дыхание, и чуточку разобраться, что же ему надо.
- Мона Лиза! Вы Мона Лиза!
- Неужели я такая же толстая и...
- Вы такая же загадочная, вы шедевр современной природы, и я обязан запечатлеть его для потомков!
- Вы что фотограф, что ли?
- Нет! Я художник!
- Я рада.
- Я напишу ваш портрет.
- Прямо здесь, прямо сейчас?
Мой кавалер смутился:
- Нет в мастерской.
- А где ваша мастерская?
Он смутился еще больше:
- Ну это не совсем мастерская, точнее, я собирался заняться живописью всю свою сознательную жизнь, и...
- И вот сейчас в вас проснулся талант?
- Именно так. Сию минуту! Вы богиня! Пойдемте ко мне Я вас сейчас нарисую.
- А может как-нибудь в следующий раз?
Я достала свою визитку с телефоном нашей редакции:
- Позвоните когда появится мастерская!
Он озабоченно остановился, вертя в руках блестящий картонный лоскуток, а я, постаралась побыстрее смешаться с толпой, жалея, что настоящие комплименты можно услышать в наше время только от таких вот чудаков.    


Марина Денисенко
24.03.1997 г.

Loading