Она, как ему показалось, фривольно вскинула ресницы и опять изменила положение. Каждое ее движение было полно торжественной грации, которая способна сопровождать только греческих богинь. Ее нежная рука с белой чувственной кожей на долю секунды замерла в воздухе, словно задумавшись, и мягко и плавно вместе с выдохом упала вниз. На мгновенье ему показалось, что вокруг ее тела светился легкий голубой ореол. Он тщетно пытался унять разбушевавшееся сердце, словно его удары были способны разметать на части ее сказочный образ. Все его мышцы полностью вышли из подчинения, заставляя его испытывать неловкое, но чертовски приятное чувство. А она... Она была занята только собой. И только улыбка ее хитрых глаз и предательское движение груди выдавали ее волнение.
- Боже, как Вы прекрасны! - не то сказал, не то подумал он.
Внезапная боль оглушила его, и заставила вскрикнуть. В глазах потемнело и он чуть не потерял сознание.
- Сашка, ты что? Заснул с открытыми глазами или у тебя столбняк? Сколько можно на училку пялиться?
Второй тычек линейкой полностью вернул его с небес на землю.
- Да пропади ты!
Но время было упущено. Прозвенел звонок, и весь класс рванул на перемену. 


Марина Денисенко
08.07.1993 г.

Loading