Ах, если бы он хоть раз задержал свой взгляд на ее изумительно огромных зеленых глазах! Он увидел бы всю ее душу, как на ладошке, раскрытую перед ним. Но... Но еще один день канул в прошлое. Маркиза поджидала его, сидя у высокого окна их старинного особняка, не сводя глаз с извилистой дорожки, соединявшей ее наивный надуманный мирок с внешней реальностью. Ожидание стало ее любимым и, пожалуй, единственным занятием в последнее время. Она не любила осень. Бессмысленная возня отживших свой срок листьев ее не радовала, а часто срывающийся дождик и слякоть совершенно отбили желание гулять по саду.

Уже неделю он приходил мрачный и, казалось, не обращал на нее никакого внимания. Это ее огорчало, но она уже давно привыкла к его причудам, и только терпеливо ждала, когда он остановит на ней свой взгляд. Он никогда не делился с ней своими неприятностями, и она не старалась вызвать его на беседу. Он привычно пролистывал письма и газеты, потом брал свой любимый высокий бокал из синего хрусталя, смешивал джин с тоником и отправлялся к камину. Никто уже давно не беспокоил их своим присутствием, и лишь потрескивание огня, да его шальная пляска нарушали эту теплую мягкую тишину. Маркиза любовалась его тонкими пальцами, сжимающими холодное стекло, и ждала, когда иссякнут последние капли напитка и он, как обычно, усадит ее к себе на колени, и весь вечер будет принадлежать только ей одной...
Это были самые сладкие мгновения, за которые она была готова даже отдать свою еще совсем юную жизнь. Он нежно ласкал ее, перебирая своими осторожными пальцами все ее хрупкое тело. Она замирала, боясь шевельнуться, чтобы не спугнуть его движения. Ее бархатная кожа чутко реагировала на его легкие прикосновения, и кокетливо вздрагивала от его дыхания. А он гладил ее, гладил и тихо рассказывал о том, как прошел еще один день его жизни. Маркиза слушала, не перебивая его, полностью отдаваясь нежной ласке его теплой, постепенно становившейся тяжелой руки...
Сегодня он задерживался, и она уже стала заметно беспокоиться. Но вот, наконец, его силуэт возник в вечерних сумерках. Не смотря на позднее время, он шел довольно-таки бодрой и уверенной походкой. Новая спортивная сумка в его руках, придавала ему вид чемпиона, только что вернувшегося с международных соревнований. "Обожаю сюрпризы", - подумала она и поспешила к нему навстречу.

Он, улыбаясь, быстро вошел в холл, поставил сумку на пол.
- Посмотри, что я тебе принес, - он медленно раскрыл сумку, - тебе теперь не придется скучать одной, дорогая, - с этими словами он вытащил оттуда странное лохматое существо, которое, тявкнув для устрашения пару раз, незамедлительно спряталось под портьеру.
Нет... Этого она даже не могла себе представить. Обиженно фыркнув, она грациозно выгнула свое полосатое тело, потянулась, обнажив великолепно отточенные коготки, и гордо, не проронив ни слова, удалилась на кухню за своей вечерней порцией молока.
Он улыбнулся, заметив реакцию кошки, но отлично зная ее характер, не стал торопить события... 


Марина Денисенко
09.11.1995 г.

Loading