Дорога незаметно уводила его в гору. И только крыши домов, да упрямо косившие окна, намекали, насколько высоко он забрался. Заблудиться он не мог, хотя все улочки были удивительно похожи друг на друга, он твердо знал, что любая дорога, в конце концов, приведет его к отелю.
Бабка охнула, и яблоки весело поскакали по дороге… Она сделала слабую попытку подхватить корзинку, но та, потеряв равновесие, вывернулась и бросилась догонять яблоки. Парень в два прыжка поймал корзинку, и что смог вернул старушке. Та его поблагодарила, и, ворча, пошаркала дальше.
В этот момент его взгляд привлекла девушка. Она танцевала в кафе. Одна. Это было полной неожиданностью, все кафеюшники уже давно закрылись, и он надеялся только на чашечку кофе в отеле.
В кафе было немноголюдно, да и само кафе было маленькое и очень уютное, обставленное какими-то пучками сухих фруктов, растений и прочей ерунды в лучших традициях небольших альпийских городков Австрии. Словом, тепло и душевно. Порадовал и тот факт, что можно было заказать горячее. Он порылся в меню, а потом попросил официантку, чтобы она просто вкусно его накормила. Та улыбнулась, задала парочку вопросов, и через минуту обернулась с кувшином вина и тонким бокалом на высокой ножке. Только вино разогрело озябшее тело, как девушка начала заставлять столик горячей пищей!
О, это был настоящий праздник для души и тела. Все блюда с каким-то домашним уютом, даже приправы были необычными, словно делались заботливой мамашей для своего семейства. Он с упоением поддевал то грибочки, то малюсенькие кукурузки, то еще какие-то коренья и травы. Все было изощренно порезано, скорее даже вырезано фигурками, чем балуются большие семьи в долгие осенние вечера.
Девушка продолжала танцевать. А он получал двойное удовольствие и от вкусной еды, от смешного старичка, что наяривал на стареньком фортепьяно в уголке, и от этого милого создания. Темноволосая, с маленьким острым носиком, она покачивала пышной деревенской юбкой, которая, похоже, была выткана вручную, и скорее всего принадлежала ее бабушке. Заметив его изучающий взгляд, девушка улыбнулась и подошла к его столу.
- Вы не разделите со мной ужин? – он приподнялся к ней навстречу.
- Спасибо, я не голодна, но с удовольствием с вами посижу, - девушка опустилась на сиденье напротив него. Он налил ей вина.
- Но от бокала за знакомство ведь не откажитесь?
Девушка улыбнулась и приняла бокал. Стекло звякнуло, и словно искорка пробежала между бокалами. Они засмеялись, и беседа потекла легко и непринужденно. Девушка была очень мила. Без лишнего жеманства она рассказала о своей семье и немножко о себе. Речь ее была проста, но несколько не обычна. И хотя он владел немецким в совершенстве, попадалось очень много слов, с которыми он не сталкивался, и какие-то сложные старинные обороты.
- Если вы не будете возражать, я провожу вас до дома.
- Я живу рядышком, минут десять круто вверх. Зато из окон весь Зальцбург как на ладони.
Он расплатился, и они вышли в прохладу осенней ночи, укрытого туманом города. Туман был таким вязким, что слова в нем тонули без малейшего эха. И затихали прежде, чем фраза произносилась до конца. Они весело болтали, потом он приутих, дорога была очень крутая, и с каждым метром становилась уже, камни круглее, а ямы между ними глубже… Наконец он совсем выдохся, а девушка мило щебетала, смеялась и прыгала по камушкам вверх, пока он не ойкнул и не присел. Девушка мигом оказалась рядом.
- Что случилось?
- Глупость какая-то, ногу подвернул.
- Не, с этим шутить нельзя, - сказала она серьезно, взяла его за руку и уже поспокойней потащила наверх. Он восстановил дыхание, и сделал слабую попытку обнять ее за талию. И вместо сопротивления получил легкий теплый поцелуй в щеку. Нога мигом прошла, открылось второе дыхание, и он уже сам летел вверх, увлекая девушку за собой.
Ее дом был похож на все остальные. Та же старина, те же скрипучие ступеньки и музейные бронзовые ручки. Да и вся обстановка в комнате напоминала интерьер музеев, которые он успел облазить днем.
- Ты живешь здесь одна? – он поразился плотной тишине.
- Нет, конечно, просто все уже спят. Да и тебе пора домой, - говоря это девушка настолько печально вздохнула, что он понял, что никуда он отсюда не уйдет.
- А поцелуй на прощание?
Она улыбнулась. Он нежно ее обнял и получил самый сладкий в своей жизни поцелуй…

- Теперь мне действительно пора, - сказал он, когда дом начали заполнять утренние шорохи, - встретимся вечером в кафе?
- Хорошо, - девушка улыбнулась мягкой счастливой улыбкой.

Дорога вниз была проста и обычна, и совершенно не напоминала вечернюю борьбу с усталостью. Он быстро нашел свой отель, накинул «просьба не беспокоить», отдался чистой хрустальной воде, гордости жителей Зальцбурга, и заснул уже по дороги к кровати…
Так этот день в его расписании значился как подготовка к семинару, он не запланировал ни одной встречи, и разбудить его смогло только полуденное солнце. Он собрал бумаги, и спустился в бар. Не спеша, потягивая пиво, он за рекордно короткое время просмотрел и запомнил все, к чему так упорно готовился дома. До семинара оставалось еще два часа, которые он потратил на приятную прогулку по старому городу. Он поднялся в крепость, и долго пытался найти тот дом, или хотя бы определить ту гору, на которую вчера карабкался. Но, так как ночной город был скрыт туманом, обещания девушки насчет прекрасной панорамы не оправдались. Зато сегодня погода расщедрилась. Это было большой редкостью для этих мест, и смотровые площадки крепости оккупировали многочисленные туристы.

Семинар прошел на одном дыхании. Ему легко удалось убедить своих будущих коллег и спонсоров в правильности выбранного пути, и кроме заслуженных аплодисментов он смог тут же подписать очень выгодный контракт. Работа была проделана на «отлично», можно было расслабиться, и пригласить своих партнеров на бокал пива.
Кафе работало, но со вчерашнего дня кое-какие перемены здесь все же произошли. Старое фортепиано убрали, а его место заняла значительно удлинившаяся барная стойка с высокими табуретками и навороченной стереоустановкой. Кафе сразу стало современнее, но лишилось былого очарования, даже места стало меньше, а главное, ни музыканта, ни девушки не было. Не появились они и после третьего бокала.
Этикет требовал завершения деловой вечеринки, партнеры раскланялись, похлопав друг друга по пиджакам. Он вышел, проводил их до перекрестка и уверенным шагом направился в свой отель... Навстречу весело покатились яблоки, за ними корзинка и ворчание старушки…
Он скорей влетел, чем вошел в кафе. Девушка танцевала, а веселый старичок виртуозно выводил на фортепиано вариации на темы старинных кельтских танцев. Девушка улыбнулась и увлекла его в бурный непредсказуемый вихрь.
Старушка ворча проковыляла мимо, грозя клюкой непослушной корзинке.
 

Марина Денисенко
12.06.2002 г.

Loading